Подпишитесь
Религиозная философия
Поскольку «человеческое сердце не находит себе покоя, пока оно не найдет и не осуществи...

ПСИХИЧЕСКАЯ ОСНОВА ВЫБОРА ЦЕЛИ ЖИЗНИ

«Человек создан Богом в начале блаженным и для блаженства, притом вечного…»  (прот. Григорий Дьяченко).

ГЛАВА 1.

Авторы [1], комментирующие библейский текст о сотворении мира, считают, что побуждением к творению (причиной творения) являлась любовь Божья. При этом, поскольку любовь является чувством, относящимся к какому – либо объекту, а никаких сотворенных объектов еще не существовало, то под любовью Божьей понимается «бесконечная любовь Бога к высочайшим совершенствам триипостасного существа Его, по которой Он восхотел и вне Себя открыть сии совершенства» (1: 85). Целями же творения являются два, связанных между собой, аспекта: слава Божия и блаженство тварей. Ибо, «насколько тварь усвояет или отображает славу Божию или Его совершенства, и через то приобщается к Творцу, источнику истинного совершенства и блаженства, настолько возможно и блаженство ее» (2: 188-190. Кн. 1). Иначе говоря, одной из целей создания человека является его блаженство в соединении с Богом. 

Психическую основу человека составляют его чувства. Действительно, если бы у человека не было чувств (приятного и неприятного) или было бы только одно стабильное (неизменяемое) чувство, то, как очевидно, ему было бы все равно, что делать, где находиться, что его ожидает в будущем, каков окружающий мир и его собственный внутренний мир. В этом случае человеку не нужна была бы и свобода нравственного выбора, как, впрочем, и физического выбора тоже. Следовательно, ему также не нужны были бы и разум с волей, как средства для проведения и реализации этого выбора (3: 135-138. См. раздел 6.4 «О коррелятивности психических сил души»).

Именно на основании чувств, точнее результирующего чувства, и выбирается стратегическая (основная, конечная) цель. При этом разум выбирает путь и средства достижения цели. Человек будет стремиться к тому (желать того), что ему больше нравится (доставляет больше удовольствия, счастья, блаженства), с учетом ожидаемых последствий, в том числе в виде угрызений совести, и ряда других факторов (3: 125-134. См. раздел 6.3 «Об иерархии психических сил души»).

Свт. Феофан Затворник пишет: «... Как бы не образовывались вкусы, они заставляют человека так устроить свою жизнь, такими окружить себя предметами и соотношениями, какие указывают его вкус и с какими мирен он бывает, удовлетворяясь ими. Удовлетворение вкусов сердечных дает ему покой сладкий, который и составляет свою для всякого меру счастья» (4).

Свщ. Д. Оловянников говорит: «Мы все стремимся к счастью, все хотим, чтобы в нашей повседневной жизни было больше радости, удовлетворения, воодушевления. Это, конечно же, естественно, ведь каждый без исключения человек призван Самим Господом к радости и блаженству…» (5).

Кандидат философских наук М. В. Бахтин приводит следующие сведения о стремлении человека к счастью: «Анализ большого числа сентенций великих мира сего позволяет прийти к выводу о том, что стремление к счастью генетически заложено в каждом человеке и составляет неотъемлемую часть его природы. Осуществление же этого стремления вручено человеку как дар его свободной воли.

Итальянский мыслитель эпохи Возрождения Пьетро Помпонации (1442-1525) считал, что … человеку естественно стремиться к счастью и избегать несчастья … Французский философ, теолог, физик и математик Блез Паскаль (1623-1662), стоявший у самых истоков философии Нового времени, выразил свои мысли на этот счет в следующем высказывании: Все люди стремятся к счастью — из этого правила нет исключений; способы у всех разные, но цель одна …

Людвиг Фейербах (1804-1872), выдающийся антрополог, представитель “золотого века” немецкой философской мысли, посвятивший много сил познанию человеческой природы, утверждал, что … где нет стремления к счастью, там нет и стремления вообще и что стремление к счастью — это стремление стремлений. По его мнению, первая обязанность человека заключается в том, чтобы сделать счастливым самого себя. Если ты сам счастлив, — говорил Фейербах, — то ты сделаешь счастливыми и других. Счастливый может видеть только счастливых вокруг себя.

Философское осмысление темы счастья нашло свое отражение и в русской литературе. Многие произведения русской прозы и поэзии являются своеобразными философскими сочинениями, облеченными в литературную форму. Выдающийся русский писатель В. Г. Короленко говорил, что общий закон жизни есть стремление к счастью и все более широкое его осуществление.

Таким образом, значимость в жизни того, что люди называют словом “счастье”, вряд ли вообще можно ставить под сомнение, и чтобы осознать это, не обязательно быть выдающимся моралистом, философом, богословом. Само по себе, стремление человека к счастью — явление более чем очевидное. Приведенные же выше высказывания относительно данного предмета понадобились нам для того, чтобы высветить антропологический корень этого стремления — само существо человеческой природы» (6: 10,11).

Однако для человека критерием выбора конкретных действий отнюдь не является непосредственное извлечение максимального удовольствия или счастья. Человек способен в данный момент пойти и на некоторые неудобства для получения в дальнейшем большего удовольствия. При этом, чем на больший промежуток времени человек способен с помощью разума предвидеть результирующее удовольствие и с помощью воли реализовать принятое решение по его достижению, тем сильнее развиты у него ум и воля. Без учета совести и воли поведение человека приближается к поведению животного, лишенного ума и воли, а критерием поведения становится получение максимального удовольствия именно сейчас (в данный момент).

Удовольствие вообще не может придать жизни смысл, если речь идет о сиюминутном удовольствии или погоне за временными удовольствиями. Если же иметь в виду высшее счастье — блаженство, являющееся целью жизни, то именно оно и придает ей определенный, в том числе высший, смысл.

Таким образом, общим для всех людей (вне зависимости от их мировоззрения) принципом (психической основой) является стремление к высшему счастью — «стратегическому блаженству» или «стратегическому сокровищу».

ГЛАВА 2.

Вместе с этим, наряду с общим для всех людей стремлением к счастью, имеются и серьезные различия в мировоззренческих подходах к видам счастья и путях их достижения. Данные различия могут носить принципиальный характер. Это обусловлено тем, что у различных людей виды блаженства, виды сокровища, а также условия счастья, могут существенно отличаться.

Основным критерием, определяющим принципиальную направленность подхода к выбору цели жизни (и, соответственно, — к раскрытию содержания этого понятия), является отношение к физической (телесной) смерти. Другими словами, принципиальную основу в подходе к выбору цели жизни человека определяет (задает) его отношение к бессмертию души.

Архим. Иоанн Крестьянкин пишет: «Ведь только глубокая вера в то, что душа человека бессмертна, дает людям силы переносить тягчайшие события земной жизни» (7: 24). Игумен Симеон говорит: «Все народы на земле имеют какую-либо веру или религию, и вера всех народов основывается на двух коренных истинах: во-первых, на истине Бытия Божия, и, во-вторых, на истине бессмертия души» (8: 13).

Если человек не верит в бессмертие души, то в жизни земной, как жизни единственной, он, вполне логично (с точки зрения данной мировоззренческой системы, отвергающей бессмертие души), будет стремиться к максимуму земных наслаждений. Правда, мировоззренческий подход здесь может несколько меняться с учетом образа мышления, характера человека, его привязанностей, различных ограничивающих факторов, включая: долг, стыд, совесть, государственное законодательство и др.

Так, «Аристотель отмечал, что одним счастьем кажется добродетель, другим — рассудительность, третьим — известная мудрость…»  (цит. по 9: 518. См. «Смысл жизни»). Добавим к этому, что четвертые видят счастье во власти, пятые — в богатстве, шестые — в удовлетворении различных телесных похотей, седьмые — в достижении определенного положения в обществе, восьмые — в обеспечении достатка в семье и т. д. Игумен Иларион (Алфеев) говорит: «У каждого человека могут быть свои “сокровища” — будь то деньги или вещи, хорошая работа, удовольствия или жизненное благополучие» (10. См. гл. «Поиск веры», разд. «Зов»).

По мнению проф. В. И. Гарбузова: «Личность более всего раскрывается в иерархии ее ценностей, потребностей и в системе отношений к Я, другим людям, к жизни, в жизненном замысле — его направленности, зависящей от идеалов и мировоззрения. Для одного высшая ценность — творчество; для другого — деньги, машина, дача; для третьего — работа или семья; для четвертого — примитивное удовлетворение биологических потребностей: еда, питье, секс. И это принципиально разные люди. Они различны как личности.

Соответственно для одного крах — блокада творческих замыслов или сокрушительная неудача в творчестве, для другого — сгоревшая дача или потеря статуса, золотых погон, третьего выбивают из седла крупные неприятности в семье, четвертого — мелкие житейские неурядицы» (11: 187). При этом, как уже отмечалось ранее, человек может пойти и на некоторые врéменные неудобства для достижения наибольшего счастья в земной жизни, которую он ложно считает единственной.

При вере же в бессмертие души, вопрос о ее состоянии после телесной смерти принципиально меняет отношение человека к жизни земной. Земная жизнь уже воспринимается, как мгновенье перед жизнью вечной, которое по христианскому учению и определяет будущее состояние бессмертной души — блаженство в Царстве Небесном или мучение в аду.

Таким образом, здесь (при сохранении общего критерия выбора цели жизни, заключающегося в достижении максимального счастья), конкретный критерий выбора принципиально меняется. И подход к земной жизни заключается уже не в стремлении к максимуму наслаждений на земле, а в стремлении к подготовке к жизни вечной. Иначе говоря, врéменная земная жизнь воспринимается, как путь в Царство Небесное, или как средство для достижения вечного блаженства. Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе (Рим. 14: 17).

Вообще, каждый человек, в зависимости от своего мировоззрения и в соответствии со своим вкусом, будет стремиться к своему блаженству, и желать своего сокровища.

Одни люди будут искать блаженство земное, другие — небесное. Для первых (ищущих земное блаженство) — сокровищем будут земные блага, земная слава, о быстротечности которой пишет св. апостол Петр [2]. Для других — небесные блага, небесная слава, к которым так ярко и так ясно призывают св. апостол Павел [3] и преп. Серафим Саровский [4].

ВЫВОДЫ

1) Стремление к счастью заложено в природе человека, а его блаженство составляет одну из целей творения Богом мира. В связи с этим, стремление к максимальному (высшему) счастью или блаженству является общим для всех людей принципом (психической основой), вне зависимости от их мировоззрения.

2) Человек способен в данный момент пойти на некоторые неудобства для получения в дальнейшем большего удовольствия. При этом, чем на более длительный промежуток времени человек способен с помощью разума предвидеть результирующее удовольствие и с помощью воли реализовать принятое решение по его достижению, тем сильнее развиты у него ум и воля.

3) Каждый человек, в зависимости от своего мировоззрения и в соответствии со своим вкусом, будет стремиться к своему блаженству и желать своего сокровища. Одни люди будут искать блаженство земное, другие — небесное.

4) Основным критерием, определяющим принципиальную направленность выбора (подход к выбору) цели жизни (или определяющим вид цели жизни [5]) является отношение к физической, или телесной смерти.

5) Если человек не верит в бессмертие души, то в жизни земной, как жизни единственной, он, вполне логично (с точки зрения данной ложной мировоззренческой системы, отвергающей бессмертие души) будет стремиться к максимуму земных наслаждений.

6) При вере в бессмертие души, земная жизнь воспринимается как мгновенье перед жизнью вечной, которое по христианскому учению и определяет будущее состояние бессмертной души — блаженство в Царстве Небесном или мучение в аду. При этом подход к земной жизни заключается уже не в стремлении к максимуму наслаждений на земле, а в подготовке к жизни вечной или в стремлении к вечному блаженству (13).

 

ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Антоний (Амфитеатров), архим. Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви, съ присовокуплениемъ общаго введенiя въ курсъ богословскихъ наукъ. —  8-е изд. — СПб.: Типографiя Александра Якобсона, 1862. 

2. Малиновский Н., прот. Очерк православного богословия. — М.: Православный Свято — Тихоновский богословский ин-т, 2003.

3. Добросельский П.В. Общие аспекты православной психологии. — 2-е изд. испр. и доп. — М.: Грифон, 2011. — 336 с. — (Очерки православной антропологии. Вып. 6).

4. Мудрые советы святителя Феофана Затворника из Вышенского Затвора. С приложением Симфонии по письмам святителя / сост. А. Бобров — М.: Правило веры, 1998.

5. Оловянников Д., свщ. Слово в день Святой Троицы // Московские епархиальные ведомости. — 2004. — № 4-5.

6. Бахтин М. В. Счастье и блаженство в свете христианской антропологии: учебн. пособ. / пред. А. Пронина. — М.: Московский ин-т духовной культуры, 2006.

7. Размышления о бессмертной душе. О естестве и назначении души / сост. Иоанн (Крестьянкин), архим. — Свято-Успенский Псково-Печерский мон-рь, 1999.

8. Пробуждение. Доказательство основных истин святой православной веры. Явления душ усопших живым родным и близким: сборник / Сост. игум. Симеон. — Брянск: Брянск сегодня, 2002.

9. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. — 7-е изд., перераб. и доп. — М.: Республика, 2001.

10. Иларион (Алфеев), игумен. Таинство веры. Ведение в православное богословие. [Электронный ресурс]. — Режим доступа:      http://nravbogoslovie.orthodoxy.ru/bib.files/tainstvoveri.html, свободный.

11. Гарбузов В. И. Человек—жизнь—здоровье. Древние и новые каноны медицины). — 2-е изд., перераб. и доп. — СПб.: АО «Комплект», 1995. — (Сер.: Целительные силы).

12. Преп. Серафим Саровский. Житие, пророчества, наставления: сб. — Минск: Лучи Софии, 1998.

13. Добросельский П.В. Размышления о цели и смысле земной жизни человека. [Текст, составление] — М.: Оранта, 2017. — 368 с, — (Христианская антропология и современность. Вып. 2).

_____________________________________

[1] Св. Иоанн Дамаскин, свт. Григорий Нисский, архиеп. Черниговский Филарет (Гумилевский), архиеп. Казанский Антоний (Амфитеатров), архиеп. Сильвестр (Малеванский), Митрополит Макарий (Булгаков), прот. Николай Малиновский, прот. Григорий Дьяченко и др.

[2] 1 Петр. 1: 24.

[3] См. 1 Кор. 2: 9; 2 Кор. 12: 2-4, 4: 17, 18; Рим. 8:  18.    

[4] См. 12: 53.

[5] Под видом цели жизни здесь понимается вид блаженства: небесное блаженство или земные удовольствия различных типов (слава, власть, богатство и т. д.).

цель жизни блаженство психика закон жизни

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий