Подпишитесь
Рената Каман
Мы свободны до тех пор, пока сами не заковали себя в оковы предрассудков, стереотипов ...

Люси

Где она, моя преданная, умная, дружелюбная подруга? Бродит от одного прохожего к другому, заискивая, тоскуя, пытаясь выбраться из треугольника судьбы или же давно погибла? Где она, моя Люси?

– Дядь, а, дядь, купи мне морожного, - канючит чумазая девчушка, теребя за чистую, наутюженную штанину высокого мужчину с усталым взглядом.

На вид ей лет шесть, не больше. Испачканное платьице когда-то яркого жёлтого цвета, грязные изношенные сандалики, явно малые на размер, а то и два; растрёпанные волосы, давно не видавшие расчёски и нежных материнских рук.

– Тёть, ну ты купи тогда, - девчонка переключается на грузную женщину с ухоженными руками и ярким маникюром, которая тут же отворачивается, тяжело вздыхая. И что-то есть в этом протяжном вздохе омерзительное и одновременно знакомое...

Девчушка не унимается и упорно околачивается возле лотка, упрашивая то одного, то другого, купить ей «морожного». Никто не гонит попрошайку, не бранится, не шикает, не пытается пнуть или прикрикнуть. А будь это не девчушка, а Люси...

– Какое ты хочешь? – спрашиваю, присев на корточки и утонув в огромных чёрных глазах с длиннющими ресницами.

– Лимонное, - отвечает девочка, опешив.

– Два лимонных, - протягиваю купюру продавцу.

Присаживаемся на скамейку неподалеку. Девчонка болтает ногами и торопливо, жадно огромными кусками откусывает пломбир.

– Заболеешь... – шепчу отвернувшись.

– Не, дядь, не заболею!

– Как знаешь... А ты не видела здесь собаку? – спрашиваю, и сердце замедляет ход, а затем замирает в надежде. – Такую чёрную, мохнатую и...

– Неа, не видела, - отвечает быстро, не раздумывая.

– Ну как же не видела... Их ведь много вокруг... – противится ретивое, не сдаётся.

– Ага...

Люси, моя девочка, пропала четыре месяца назад. Она не могла сбежать, она бы так ни за что не поступила. Преданная, умная, дружелюбная девочка... Наверное, кто-то приманил её и утащил, Бог знает куда...

– У вас чего, собака потерялась? – спрашивает попрошайка, вытерев рот чумазой ладошкой.

- Пропала, - вздыхаю, оглядывая просторный городской парк. – Вот подумал, а вдруг ты её видела...

– Неа, не видела, - девочка вскакивает со скамейки, наскоро отряхивая крупицы вафельного рожка.

И этот треугольник на подоле её грязного платьица — маленькая, аккуратная заплатка, пришитая когда-то кем-то незаменимым и родным — врезается в моё сердце, словно нечто важное, то, о чем нельзя забывать никогда.

– Ну, пока, дядя! – девчушка весело машет и убегает, растворяясь в толпе чужих лиц, запахов, воспоминаний.

– Всего тебе доброго, девочка, - отвечаю вслед.

И мы вдруг становимся самым настоящим треугольником: я, эта девочка и Люси.

Никак не выкину её из головы, эту чумазую попрошайку, которая упрямо ведёт меня к Люси...

А где она, моя преданная, умная, дружелюбная подруга? Бродит от одного прохожего к другому, заискивая, тоскуя, пытаясь выбраться из треугольника судьбы или же давно погибла? Где она, моя Люси?..

собака мороженое девочка люси заплатка сердце парк рожок

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:
Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий