Подпишитесь
Дом

«Обслуживание» детьми невроза родителей

Культ «святых родителей» мешает многим людям осознавать, что они выросли в дисфункциональной, травмирующей семье.

«Обслуживание» детьми невроза родителей

Ко мне приходит не человек. Ко мне приходит система, в лице вот этого конкретного клиента. И в нашей терапии помимо его интересов всегда будут интересы системы, часто не совпадающие с запросом клиента, иногда совершенно противоположные. Система - это люди включенные в жизнь клиента. Родители, братья сестры, супруги и даже бабушки и дедушки. И как правило, это система нездоровая, предполагающая личное несчастье ради общего спокойствия. Травмированная девочка с РПП на прием приходит не одна, вместе с ней «вламывается» и ее инфантильная, нарциссичная, холодная или обесценивающая мама, задача которой - не допустить отделения дочери, сохранить ее тотальную зависимость и управляемость. Конечно же мама не присутствует физически. Она в голове, поведении и установках дочери, которая боится расстроить маму, тем что хочет немного свободы, любви или уважения. 

Токсичные связи: Узники родительского невроза 

Это не очень популярная тема, она стыдная и отчасти социально табуированная - ценность семьи и родителей очень высоки в нашем обществе. Поэтому не принято говорить о системном явлении, сложившейся практике «обслуживания» детьми невроза родителей. Не важно по какой причине взрослый «использует» ребенка - это всегда негативно отражается на психике. Это повсюду - мамы делают мужей из сыновей и дочерей, назначают их СВОИМИ родителями или наоборот запирают взрослеющего человека в ящике с надписью «5 лет».

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Я априори имею в виду, что у человека, который пришел ко мне на прием, была или есть какая то жесть с родителями. Поэтому особо и не лезу сразу с распросами - так, кое-что проверяю невзначай, интересуясь, а как реагировали родители на его болезни, в каких отношениях мама-папа со своими родителями, как человек покупает себе одежду?

"Я не мог покупать себе вещи. И речь не о дорогих брендах. Просто новая вещь была недопустима. Черт возьми, после развода я не мог купить себе пельмени, потому что был неуверен заслужил ли я их. Я полгода питался картошкой, гречкой и килькой в томате. При этом я вполне легко тратил любые, даже последние деньги, на других.

Моя мать сильно пограничная женщина, а мой отец мной не интересовался, он возможно вообще меня не хотел... он всегда был или недоступный или раздраженный. Поэтому все мамины печали, разочарования, обиды и пр доставались мне. Вместо того чтобы разбираться друг с другом напрямую, они пользовали меня как переводчика и громоотвод.

Мне внушили что забота о других это главное. А личные потребности - на 5м месте. Из-за этого я скитался по жизни, как неприкаянный, раздавая себя направо и налево. Только попав в терапию я начал делать что-то для себя, постепенно избавляясь от стыда и вины. И от злости. Я иногда общаюсь с ними. Но мне их жизнь не интересна. И о своей я не рассказываю.

С. 36 лет"

Если девочка выросла в женщину, а мамы в ее жизни не стало меньше - значит эти отношения обслуживают мамины интересы. Приходится объяснять, что звонить маме каждый день это не нормально, а секретничать нужно с подружками, особенно про секс!

Так сложилось, что у меня в терапии много девочек, девушек, женщин с нерешёнными проблемами сепарации, с непроявленной идентичностью, с хаосом в голове и в жизни. Так что я - «Мамский враг N1» - я забираю дочерей у невротичных мам! Я - первый человек в их жизни, который говорит что МОЖНО! Можно хотеть и не хотеть! Можно злиться и быть слабой! Можно не слушаться маму! Можно даже её не любить. Иногда или совсем.

Терапевтические отношения расшатывают систему. Дают ресурс на отдельность, разрешение на ошибки и поиск. Человек, который родился для других, наконец-то рождается для себя.

«Обслуживание» детьми невроза родителей

"У меня расстройство пищевого поведения. Я заедаю стрессы, я просыпаюсь по ночам от голода и иду есть. Я постоянно думаю о еде, о том, что я хочу есть и о том, сколько я могу себе позволить! Я не знаю чего я хочу в жизни, у меня нет целей и много страхов. Я постоянно объедаюсь, а потом стыжу себя и изнуряю в спортзале. Моя мать дразнила меня в детстве жирной, доводила до слез, а потом утешала и отводила в кафе или просто покупала сладкое. До прихода в терапию я думала что мы, как подружки, секретничаем. Но сейчас я вижу, что она вынуждала меня все ей рассказывать, а если я отказывалась - она или стыдили меня, или впадала в ярость. Мой отец был алкоголиком, и это было трудно. Они ненавидели друг друга, но доставалось всегда мне. После их развода стало ещё хуже. Весь гнев она выливала на меня. Не думаю что смогу простить ее когда нибудь!

Е. 27 лет”

Культ «святых родителей» мешает многим людям осознавать, что они выросли в дисфункциональной, травмирующей семье. В детстве психика ребенка стремится «нормализовать» любые нестандартные события, в том числе эпизоды физического или психологического насилия. Согласно проведенным исследованиям, только 28% студентов из семей, где присутствовали единичные или системные акты насилия, осознавали это как что-то ненормальное. Остальные - или не могли вспомнить, или не воспринимали эти события как травмирующие.

Примечательно, что при повторном опросе через несколько лет, людей, считавших что их родители были токсичными, было больше. То есть изначально процесс рефлексии был запущен первым опросом. К тому же, уехав из дома, человек получает возможность сравнивать свой опыт с опытом других. И он с удивлением, а порой и с ужасом обнаруживает, что в других семья все не так!

“В семье моего мужа все по-другому. Сначала они показались мне слабаками и придурками. Меня воротило от их «телячьих нежностей» и неискренности. Но со временем я поняла, что это со мной что-то не так. Это в моей семье не было поддержки и уважения. И что мои родители не «честные и принципиальные», а жестокие и отстраненные люди. Они не утешали нас с братом, не обнимали, я не помню чтобы мать целовала меня. Тогда мне казалось, что у нас особенная семья, мы сильнее и нам не до глупостей. Что наказания, режим и послушание это норма. Мы росли в постоянном режиме тренировки и напряжения. Как в армии. Я попробовала недавно обнять маму...она отшатнулась от меня, а на лице у нее были злость и отвращение. Когда свекровь обнимает и целует меня при встрече...по-настоящему...я рефлекторно деревенею, а потом плачу от горя и обиды.

И. 32 года”

Часто итогом процесса осознания является разрыв отношений, окончательный и бесповоротный. Бывшие узники родительского невроза идут на него несмотря на угрозы, манипуляции и проклятья. Выдерживают давление братьев и сестер, других родственников, но остаются устойчивы в своем выборе себя. Иногда семья - это не поддержка, а тяжёлый камень на шее, и только сбросив его, можно начать жить!

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен!

Семейная система, препятствующая сепарации взрослого ребенка, по сути обрекает себя на итог, которого стремится избежать. Чем сильнее родители будут догонять, тебе быстрее ребенок будет убегать. Здоровый вариант - это отделение в свою семью, на свою территорию. Нездоровый - убегание от контроля в зависимости или болезни. В токсичных семья нет возможности регулировать границы и расстояние, поэтому из таких систем сбегают как можно дальше.

«Обслуживание» детьми невроза родителей

"Моя мать всегда была трудной. Она хотела все про всех знать. Мы с сестрой должны были отчитываться каждый вечер, что мы делали и где были. В детстве это казалось нормой, в порядке вещей. Как и стояние в углу и таскание за волосы. Я смогла убежать от нее только в 30 лет. Сестре сейчас 28 и она все ещё под маминым надзором. Мне немного стыдно, потому что я как-будто бросила ее одну на растерзание. Но я не вернусь!

Я переехала за 7000 км и сейчас пытаюсь помочь сестре. Мама звонит мне каждый день и требует отчета, где я и с кем, что я ела, что ношу. Если я не отвечаю, она мучает сестру или отца. Несколько раз она брала билет и прилетала ко мне, просто потому, что я не хотела говорить с ней по телефону. Она звонила мне на работу, моим друзьям и соседям по лестничной клетке. Она регулярно чем-то заболевала, но ее болезни внезапно проходили, стоило мне, бросив все, примчаться через всю страну. Она несчастный человек, но мне кажется я ее ненавижу.

О. 33 года."

Осознание «проблемности» родителей - это первый шаг на пути принятия и прощения себя. В этой точке кончается ярость и обида на них и начинается самопринятие и любовь к себе! Иногда на это уходят годы…

Возвращаясь к системности и многополярности запроса в терапии, следует сделать эту ситуацию ясной для клиента в самом начале. Разделить, где его интересы, а где интересы системы, блокирующие изменения в его жизни. опубликовано econet.ru.

Андрей Сердюков 

фото ©Sandy Skoglund

Задайте вопрос по теме статьи здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.kz/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Лучший выход — всегда насквозь Роберт Фрост
    Что-то интересное
    Больше материалов
    Больше материалов